Каталог


Отрывок 98


...И только где-то незнищима тая задачей вибрирует упрямо перед загадочной перспективой, как перед тревога с многими неизвестными.

Они поднимаются крутыми, ярко освещенными ступеньками под гамаками в час по северу — впереди Андрей с заложенными чем спина руками, а за ним его  «архангел» — крошечный оперативник. Андрей идет тяжелой, медленной походкой, смотря под ноги на широкие гранитовые плиты ступенек, и маленький оперативник не осмеливается його подгонять, хотя вокруг в самой атмосфере ощущается большая поспешность и нервозный сумасшедший темп. После гробовой тишины и тусклого света тюремных сумеречных коридоров здесь, в управлении, куда их выпущено с тюрьмы сквозь вузесеньки, окованные железом двери просто на ступеньке обвешанные цирковыми сетями, — ослепительно ярко, и воздух вибрирует от невыразительного шума и гудения, напоминая фабрику, которая работает ночное изменение. Вестибюли, ступеньки и коридоры, которые поразили были Андрея в воскресенье своей пустотой и запыленной скукой, нельзя теперь узнать, Ощущается, что в этом доме идет где-то неистовая, напряженная работа. И эти цирковые сети свидетельствуют о степени психического воодушевления от той «работы». Ну и ну!.. Андрей идет с интересом. Он хочет то все видеть. Он в одном определенный — что там, куда Люди! идет, не черти а рогами, а обычные люди... он И вот интересно, как то все выглядит.

Раз по раз их обгоняют молчаливые пары, гоня вчвал, — серая, сгорбленная фигура впереди с заложенными чем спина руками и вспотевший оперативник позади. И такие же молчаливые пары случаются навстречу или и целые группы запыхавшихся оперативников, которое горячечное и суетливо что-то тянут, словно краденное, спеша его запрятать мерщий. При таких встречах Андриїв  «архангелик» где-то, перепуганно  «Обернись!» — и Андрей становится лицом к стены. Он не имеет права ничего видеть, кроме заплаты рыжей панели. Однако он делает замечание кутиком глаза, что и те, кого ведут, и те, что ведут, обозначенные каким-то общим тавром — в первых оно выдается тавром тупого отчаяния, во вторых — испуге и боязни. Когда оказия минует, мальчонка велит идти дальше, и они идут. Откуда-то слышать будто приглушенные громыхания, невменяемые злобные восклицания и... отчаянное рычание? Кажется, рычание. Это, может, где-то перищать каких-то животных, скажем, тресують собак, и они скавулять обморочно кричит не то вверху, не то внизу, а где-то ли сбоку, за герметичное закрытыми дверьми. А может, то лишь так кажется, может, то лишь гудит неистово невиспана глава под нашествием сна и усталости?

Маленький оперативник нервничает, он хочет Андрея подогнать, но чему-то не осмеливается, лишь наступает на пяти, и Андрей не реагирует, и потому они идут не как другие, испуганные, бегут, как все те запыхавшиеся и не а тяжело мало-помалу сурганяться вверх.


Оценка пользователями: 1, всего проголосовало: 13

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №98
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 98
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:




On-line:
14 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!