Каталог


Отрывок 94


- Мы что же там на небе думает святой Петр? И вот стоим к нему в очередь... - это кто-то из найдальшого уголка.

Пошел - с ключами к коменданту, — ляпает другой со второго.

- забракло в рае Жилплощади для нас... - прибавляет третий и заканчивает отчаянно:

- Пошел спрашивать, позволит ли следственный и там «брехаливку»... организовать

Поскалозубивши, мало-помалу затихли. Об Андрее тоже забыли.

Так вот это она и есть, и «брехаливка»! Перед глазами была так называемая общая камера, погреб, натоптаний людьми доверху. Нормально в такой камере вынужденного бы быть 15 — 20 человек, а было в ней теперь по меньшей мере 300 лиц. Здесь были люди трех поколений — старые, средние откликов совсем юные. Каждой минуты кого-то приводили, кого-то выводили. Причем, процедура приведения была очень короткая, а процедура выведения очень длинная. Приведенного просто пихали в камеру да и уже, а чтобы вывести человека, надо было отбыть довольно длинную мороку — сперва в кормушку втыкалась глава оперативника и шипила  «на Бе»,  «на Ме», а тогда шла по камере волна и — все, кто был  «на Бе» или  «на Ме», говорили свои фамилии, так пока волна не наталкивалась на нужную фамилию, словно на каменюку, и останавливалась от голоса оперативника:

—   «Давай собирайся на допрос!» или  «Давай с вещами!» Тогда на выдирался одчайдушне с гливкої саламахи, словно муха с макитры липкой меляси, обрывая человек себе сдачу лохмотьев, мокрых от пота, и выпадала в коридор с  «вещами» или без  «вещей».

Пивгодини прошло, но Андрея никто не звал. Прошло два часа — никто по него не приходил, равно как никто и не приносил одежды. От длинного стояния и балансирования, чтобы не упасть на главы людям, все на нем потерпло, уже ломило кости, но не было никакого выхода из такой  «стоячей» ситуации. Это еще и доброе место он имел, не один, наверное, ему завидовал. Так прошло несколько часов. Потом прошел весь день и настал вечер. Никто их ни кормил, ни зничев'я. — люди млели, скимлили от безграничной, бессильной, ни к кому не адресованной злости, отчаяния, отчаяния. А большей частью молчали. Смех уже был не смешной, и любой конец желательный и благословенный. Наверное, на таких  «брехаливках» хорошо зарабатывает тюремная администрация, экономя хлеб, сахар и все другое, что належится узникам  « по закону», — думал вяло Андрей поил


Оценка пользователями: 2, всего проголосовало: 19

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №94
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 94
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:




On-line:
14 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!