Каталог


Отрывок 93


Уже из того, что люди здесь были не голые, а одетые, можно понять, что здесь они временно, большей частью привезенные из других тюрем.

Когда кто-то говорит образно о комнате, о театре или о вагоне трамвая, которое там было полно людей, как  « в кадке селедок», то едва ли такой мужчина сможет иметь верное представление об «брехаливку», в которой оказался Андрей Чумак. Эта камера таки д и й с н о была натоптана горемычными людьми, словно кадка селедками. Аж казалось, что те люди прочь позлипалися и уже их довольно так просто порозлиплювати. Кто-то где-то стонал, кто-то где-то хрипов отчаянную бранное слово, роздавлюваний человеческим прессом, но на то никто не реагировал всерьез — каждый оберегал свои собственные ребра от катастрофы, а кто-то по тому поводу скалозубив:

- олию брат, олийниця!! Терпи, казачье, сейчас полетишь на небо да и похвастаешься Богу, как надо Вот, бить!.. Чоррт! Ногу, ногу, товарище... людоньки добрые!..

На Андрея никто вообще не обратил внимания, каждый был занятый собой. Да и не видел его никто, кроме ряда передних, а эти передние, далеби, многовато видели всего, чтобы еще реагировать на некоторый там, хотя бы даже и совсем голого, мужчины. Андрей продвинулся вопреки дверям немного в сторону, к огромной параши и там стал. На возрасту параши (а та реликвия была величиной с цистерну — большая железная кадка с ушами, накрытая массивным железным веком) стояло трое людей, и на трибуне. Мало-помалу Андрей содрал тоже на веко будто стал четвертым на трибуне.

За только Андрей оказался на трибуне, где-то в далеком уголку камеры взорвался смех и начал быстро, рывками распространяться, будто пожар. Как миг вся камера гомерически реготалася. Смех заразительный. Те, что недавно пищали и ругались одчайдушне, сжатые человеческим прессом, тоже не могли удержаться и пересновували свой стон судорогами смеха...

- Ха-Ха-Ха!.. пропил? И ты что, мужское, штаны продал или Га-га-Га!.. Га?!

- На небо, — сказал Андрей апатично, совсем не удивленный общим психозом шибеничного смеха. нормально.. Это

Хоть на здоровый ум будто и не было ничего смешного в том, что в камере появился голый человек, но в действительности это таки повод для смеха. Его взяли за человека, только что приведенную из воли. Среди серой, как земля, саламахи Андрей бросался в глаза своей свежей, бронзовой кожей, будто его только что забрали из пляжа, от вигод свободного жизни. Вот в этом и была причина смеха... Людям вообще свойственно: хорим — завидовать здоровым, слепым — завидовать видющим узникам — .завидовать свободным... А когда объект зависть уривнюється бедой к одинаковому положению — это весело. большой


Оценка пользователями: -2, всего проголосовало: 92

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №93
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 93
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:




On-line:
15 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!