Каталог


Отрывок 91


Из тех всех трусов узники смеются, потому что, вопреки (а внимательности ловцов  «хозяйки», все же таки в каждой камере есть истинная игла всей временами и не одна), кусочек бритвы-«жилєтки», а кусочек сердечника карандаша то уже наверное. И никакой гений тюремных аргатив не в силе того сердечника найти.

Там, в камере, аргати в белых халатах потрошили лахи, а здесь люди сидели голяком и томились от скуки. Аж вот отворились двери — и все вздохнули: наконец их поведут назад и они смогут повдягати свои трусы а или тряпки, предназначены выполнять роль трусов. Однако их не повелели никуда, только забрали Андрея: дежурный корпуса долго рассматривал голых людей и наконец остановился на нем: глазом

— Но я же голый, - сказал Андрей в коридоре дежурному.

- Ну зевая. очень хорошо, — ответил апатично очередной, и - Меньше работы... Одеваться там еще и раздеваться...

Андрей не имел ничего против того, чтобы появиться к следственному в виде прапращуру Адама. Даже когда бы там была та бешеная фурия Нечаева! Даже когда бы все фурии (а здесь их, наверное, не одна!) стояли во всех коридорах и на ступеньках и смотрели. Он бы стиснул зубы и так матерував, дерзко, презрительно.  «Черт с вами со всеми!!» Составленный он хорошо, горба не имел, косолапым отвечал был, а главное — он не не за свой вид в этом вертепе, то и не стыдился его перед прямыми виновниками своей беды.

Но Андрея на этот раз еще не поведено к следователю, а заведено к тюремной дежурке, у которой его первого дня обшукувано и стрижено. Здесь ему «Распишись!» в руку перо, пододвинули какой-либо бумажка и сказали —   дали

Это была стандартная бумажка с печатным надруком, с большими пропусками, а потом те пропуска кто-то записал чернилами. Андрей стал читать, но те, что сидели за столом, и те, что толпились вокруг, подгоняли его, торопили —   «Давай живєй! Читаешь еще там... внимания Однако Андрей все-таки бумажки прочитал, прежде чем его подписывать, не обращая Грамотный!» на все поторапливания. В той бумажке стояло:

«ПРОТОКОЛ ОБВИНЕНИЯ». А дальше под этим заголовком говорилось, что гражданин такой вот (имярек) притягивается к уголовной ответственности за контрреволюционную, антисовєтську бы, а обвиняется по статье 54-и т.н. Уголовно-Процессуального Кодекса УССР, гг. 2, деятельность, 8, 10 и 11, о чем ему, гражданину такому, и приходится к сведению. В конце стоит строка о том, что этот протокол обвинения читал — (подпись).


Оценка пользователями: 1, всего проголосовало: 78

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №91
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 91
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:




On-line:
14 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!