Каталог


Отрывок 89


В комнатушке, кроме зорь, скамейки, стула, на котором садился тот, кого стриглось, крана в стене, лампки в стеле и машинки в руках стрижия, больше ничего не было. Ничего такого, чем бы можно зарезаться или убиться, ничего, что можно бы употребить как оружие. Голяр стриг своих «клиентов» так, небрежно, бесцеремонное, довольно как стригут баранов, оставляя полосы и кусты волос или немилосердно ощипывая машинкой. Голяр ничего не говорил к в'язнив, узнике ничего не говорили к нему. Молча зашли, молча и вышли. Лишь шипели или кривились во время операции. После первой партии пошла вторая, третья... Так, пока «побрились» все.

В камере Андрей еще долго видел звезде — он смотрел на стену, украшенную звезды раздавленных блощиць, и множеством плыли и крутились целой метелью — уже никаких блощиць не было, лишь самые звезды, зрении...

День, когда Андрея имели-таки вызвать его допрос, все же приближался. Много раз громыхнул засов, много раз стрипнулися нервы в ожидании, которые вот-вот на позовут. И все напрасно, вся внутренняя змобилизованисть была ни к чему. Но было несомненным, что тот момент таки придет и то произойдет.

А тем временем других брали сразу  «на конвейєр» и сразу же  «кололи» немилосердно. Так взяли в первый же день директора Института физкультуры Бунчука и инспектора охоты Иванова, и секретаря первый же день один и второй подписали найганебниши протоколы своих  «преступлений», а потом плакали в камере ревностно, а с них следователи добивались все новых и новых свидетельств. Бунчук «признался» в принадлежностей к террористической организации физкультурников, которая имела целью убить в КП(б)В Косиора, и завербовал ( то есть зачислил по требованию следователя) к той организации всех своих преподавателей, всих выдающихся деятелей из области физической культуры и спорта и так разных знакомых. В результате вышла импозантная контрреволюционная организация с ним — Бунчуком — во главе, и теперь он под режиссурой следователя укладывал программу и устав той организации. Что-то подобное было и с Ивановым, но этот  «завербовал» всех охотников и рыбаков. Камера потешалась из приключений этого Иванова в большей мере, чем из приключений бедного Аслана, честного чистия ботинок. Этот наивный, и щиросердний, и крайне прочь растерянный Иванов рассказывал о всем. Прийти из очередного допроса, Иванов сперва истерически перевел дух и видплакувався, а тогда комически начинал повествовать о своих всех  «контрреволюционные» походеньки, о своих головокружительных террористических планах и покушениях, о фабрикування бомб из бутылок и пироксилина, о коррективах, которые вносил следственный в его убогие знания из области пиротехники и из области саперного подрывного дела. Найвиришальнишу роль в формировании его «контрреволюционного» мировоззрения и целой контрреволюционной организации отыгрывало все то же мраморное пресс-папье в руках храброго и безжалостного следователя.


Оценка пользователями: 2, всего проголосовало: 22

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №89
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 89
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:




On-line:
14 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!