Каталог


Отрывок 84


Вечерами, как и ночью, и днем, через определенные периоды «органов заслоненное железным щитом окно где-то в тюремном дворе гремели шаги — там кто-то грозно бил в камень кованными сапогами, идя гусиным шагом. Казалось, что там по меньшей мере идет рта солдат, и не просто солдат, а рта тяжелой немецкой пехоты поуз окно. Но знатоки объясняли, что это идет всего-навсего трое людей — караульный начальник и два бойцы патруля — это изменение стражи. А бухают они так бахвал в камень двор умышленно, такой стиль, вишь, — это, чтобы слышали «враги народа» за оградами и дрожали перед могуществом и грозной силой поуз революционной законности». Прогупавши поуз окно, шаги отдалялись, множенные эхом, которое металось и тарахтела в каменном колодце, образованному из стен тюрьмы, управление и комендатуры. Потом патруль становился с громом и слышать было какие-то ритуальные фразы, говорени при изменению стражи тем, кто уступал, и тем, кто принимал стражу. Очень было интересно услышать бы, какие именно фразы, которые слова они там говорят, но довольно было разобрать. Лишь выразительно было слышать команду « Шаго-Ом!!» в конце. Однако те самые знатоки (а таким был всезнающий Охрименко и Краснояружський) уверяли, что, сменяясь, часовые говорят такую заведенную формулу:

Один: «Пост по охранє врагов народа сдал!» Второй: Пост по охранє врагов принял!» народа А потом команда «Шагом марш!» — и шаги снова гремят мимо окон. Так повторяется несколько раз на время, лишь днем не так чуть, как ночью. Те шаги взыскивают в самом деле тяжелое, гнетущее вражиння, особенно на малодухих.

В угарной саламаси дней метались человеческие души на вузюсинький территории одиночной камеры и абсолютно ничего не знали, что произойдет с ними завтра, а может, и за час, не знали, куда девают те, кого не возвращают назад к камеры, взятые пытки. без вещей» а куда те, кого взято «с ве-щами». Кое-кто твердил, что первые, кого не возвращают к камеры, попадаются на расстрел сразу после быстрого суда спецколегиї или к сумасшедшие, обезумевши после « А те, кого берут «с вещами», — идут или на этап, или к другой тюрьмы, или к камеры смертников; никто только всерьез не предполагал, чтобы кто-то мог идти на волю, — то совсем невозможное с ряды причин, а в первую очередь — согласно железному тезису действующей в этом учреждении, которое — «никто, попавши сюда, не может отсюда, выйти на волю живым и даже мертвым. Отсюда один выход — или в землю или на каторгу», что означает тоже в землю.

И это было понятно — организаторы и вдохновители этой бойни — могут никого отсюда отпускать, потому что каждый такой уволенный — то был бы живой свидетель удивительных, невиданных мерзостей. «Лучше закопать в землю сто невиновных, чем не закопать одного винного», не так бы надо перефразировать тезис о ламанця ребер.


Оценка пользователями: -2, всего проголосовало: 22

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №84
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 84
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:




On-line:
16 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!