Каталог


Отрывок 80


Таким образом Васильченко был обречен на неминуемую смерть присутствии медпомощи, еще и в без высокого специалиста, профессора медицины, доктора, который впадал возле него и ничего не мог посоветовать.

Васильченко на минутку приходил к памяти да и партизан упирнав в горячечное маячиння. Он неистово скрежетал зубами, ругался с кем-то немилосердно — далеби, со своими следователями, обкладывая их найсмиливишими эпитетами, уверял кого-то презрительно, что он «не закричит, хотя бы они его даже запхали в мясорубку или делали из него шницеля», потому что он «не гепеушник задрипаний, а красный снова и комбриг».

Комбриг маячил, а узники слушали, и картина них для мало-помалу становилась ясной. И была она, и картина, очень простая:

На большому конвейєри этот гордый и невменяемый комбриг, очевидно, запнулся, пронизанный безграничной ненавистью и презрением к тем «гепеушникив задрипаних», что замерились в его честь и гонор и что раньше уже били его — и о г об,  к о м б р и г а ! — его же собственными орденами по лицу, — запнулся и зигнорував их совсем, с их пыткой и страхами, с их намерением поставить его на колена и не «закричать». Тогда его начали мордовать радикально. Комбриг же, чтобы принудить закричать, схватился зубами за мышцы собственной руки, стиснул те зубы бессмысленно и так и закоченел... Ему потрощили кости, пробили ржавой железякой ребра, заткнули рану грязной тряпкой и так вбросили к камеры, бессознательного, — н а п е в н о   н е   з м у с и в ш и   з а к р и ч а т и...

Андрей пришел на помощь Охрименкови и Литвинову — они промыли закипевшую рану холодной водой и забинтовали чистым полотенцем, что его пожертвовал юноша Давид, а из второго полотенца сделали холодный компресс к главе... Ну, что они могли еще сделать в этих условиях, без элементарных вещей, нужных в таких случаях! Хоть никакими разбейся вещами здесь ничему уже не поможешь, как не вызовешь никакой врачебной помощи, хотя здесь ты элементарными главой об ограду, не вызовешь и элементарного человеческого сочувствия. Андрей попробовал-таки вызвать врача, поднявши громыхание в двери. Надзиратель отворил кормушку и спросил, чего надо, а когда Андрей изложил свое требование, он на чудо даже не закричал злобно, а лишь сплюнул сердито и произнес с прижимом:

- И глупый же ли мужское? Что же я тебе нарисую сейчас врача а высосу ты, из пальца? А сам я, брат, не врач...

Кого-то вызвали с камеры, кого-то приводили, стиснувши Андрей не замечал. Он лежал, заложивши руки за главу и но зубы, смотрел в потолок... Ничем уже тому человеку помочь нельзя?


Оценка пользователями: 0, всего проголосовало: 56

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №80
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 80
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:




On-line:
14 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!