Каталог


Отрывок 8


Андриєве сердце сжималось. Не за блеском, а за тем, что жизнь шла и клекотило где-то стороной, вне этого города, но его за счет. Где-то росли колоссальные сооружения, где-то восставали целые города и поселки, модерной техникой вооруженные. Где-то там, где пошли его и все другие братья и сестры, понесши в офиру свои мышцы и мизок. А здесь — город лежал, как старец в лохмотьях, донашивая давний пошло Все, как когда-то, лишь сгорбилось, наряд. вниз. Никакого нового здания, никаких подмосток, никакого движения вперед.

Только стоял, мимо который они проездили, переехавши площадь, буйно разросся, парк, как дикий первобытный лес.

За парком, где начинается Андриєва улица, он велел извозчику остановиться: расквитался с ним; дальше пошел пешком. Но не пошел пугала а пошел снова на обмин, знакомыми узенькими кривыми перевалками. Обошел ливарню и вышел на пустирище. Потом левадами вышел в тот закоулок, который выходил на главную, где на углу стояла его дом. Но он не пошел просто, а нашел в заборе дырку и влез из закоулка в собственный огород. Собственное не огород, а городець. Городець был такой, как и когда-то, — порослий дремучим лесом подсолнечников, кукурузы; посредине глубокая граница. В той границе должна была быть всегда «лоскотарка», которой мать улицей, их в детстве, чтобы не ходили «воровать» огурцы-бутоны. «Лоскотарка» имела такого «вора» схватить и защекотать к смерти. Идя границей, Андрей упоминал об этом и улыбался при думцы: «Что если бы это иметь границей навстречу!? Да и встретила такую вот «лоскотарку»!..

А это уже новое (несладко жилось родителям) — кукурузный кустарник подходил вплоть до двора, а потом переступал через парканчик и заполнял собой весь двор, обступив дом плотной оградой. Бедность. Все утилизированное, наименьший клочок земли. Над кустарником высился лапатий, развесистый клен возле хливця. Это они когда-то посадили вдвоем с отцом. Какой об стал! Лапати ветки его черкали здоровый ограду дома.

Андрей сошел на ганок и, замирая сердцем, нажал на щеколду...

Братья гомонили искренне, сердешно. Упоминали отца, пить за то, чтобы была ему земля легкая. Упоминали детство, пить и за него. Упоминали свои приключения мальчишеские, своя охота и свое рыболовство. Всякие невероятные события, ясные радости и черные трагедии золотого, чудесного юношества. Это еще вчера было, еще трава не успела выпрямиться там, где ходили они своими мальчишескими босыми ногами все вместе. Еще, небось, не перестали болеть пинки в тех, кому они их давали, защищая со всем детским огнем честь летели рода кузнечного и свое побратимство... Минуты своего незаметно — и у каждого на сердце было так, как когда-то, — соняшно, легко, радостно. И радовалась иметь, старая Чумачиха.


Оценка пользователями: -2, всего проголосовало: 33

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №8
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 8
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:




On-line:
14 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!