Каталог


Отрывок 78


И заглушил эти правое дымом да и возвратился на свое место. А Андрей докурил, вздохнул глубоко и лиг рядом с Ягельським, старался заснуть. Левое бедро его затрагивало к бедру покойника, а слова да живого Бунчука, и так они лежали все в одной шерези...

Мертвый Ягельський, казалось, умышленно вытянул якнайдальше свои ноги, еще и растопырил пальцы жалось вызовом — «Нате толкайте!» Но никто уже его не толкал и не пихал. Более того — Узуньян и Азик, что так недавно пренебрегали живого, теперь присмирели и вставали дыбом на мертвеца с нескрываемой боязнью. Известно, что людям, да и вообще всем существам, присущий мистический ужас перед мертвыми из числа себе подобных. Этот ужас был написан особенно четко на лице Узуньяновому, что еще больше вытянулось и зблидло, глаза смотрели испуганно на пальце ног Ягельського, а все туловище с к стены, чтобы как-то к тем пальцев не притронуться. Азик бравував наружу презрительной улыбкой, но она ему не удавалась, он зиркнув быстро по камере и вдруг покраснел, как рак, — на него все смотрят, а перед ним лежит мертвец, с которым надо вместе спать! Чтобы одвести внимание (чужую от себя, а свою от Ягельського), Азик потерла шея, глипнув на Андрея и произнес громко:

А дальше не выдержал, схватился, подошел к дверям, дерясь через лежачих, постучал. и

- Заберите мертвеца... - залепетал Азик растерянно. нервно, - Мертвец в камере!.. Заберите...

Надзиратель посмотрел пристально в Ягельського, подвигал молча челюстью, а тогда блимнув на Азика и аж влез на кормушку главой к Азикового лицо:

- Ложись спать с покорно гад!! — зашипив он люто, подождал, пока Азик мертвецом, лиг, а уже потом тихонько закрыл ляду. Когда ляда закрылась, Азик отодвинулся подальше от мертвеца и влип в стену.

Мертвый Ягельський лежал среди живых целую ночь, спал с ними: вместе (лишь не сожгли Узуньян и Азик, будто внимания. над душкой!) Утром Ягелиуського тоже не убрано, — дежурный корпуса, тот, что обходил и вчера с проверкой, сосчитал всех и Ягельського и записал его в журнал, как живого, вместе со всеми, на заявление же, что Ягельський умер и что его надо убрать, не обратил никакого сидели Отбыв «повєрку», Ягельський лежал еще целый день — «завтракал, обедал и ужинал» вместе с товарищами, на него издаваем хлеб, сахар и «борщ»… Из того радовались доцент сильгоспнаук Краснояружський и Охрименко, съедая пайку хлеба, 10 граммов сахара, «борщ» и ложку каши за «царство небесное умершего». Причем Охрименко делал эту отметку искренне, вздыхая глубоко и слезно, а Краснояружський маскировал в легкую иронию, потому что он доцент сильгоспнаук, а значит, атеист. Однако они жалели Ягельського оба искренне в равной степени.


Оценка пользователями: 0, всего проголосовало: 39

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №78
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 78
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:




On-line:
17 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!