Каталог


Отрывок 76


так покололись ребята», — «Наверное, решил Охрименко.

Не сих и до возвратился пор со всех лишь Васильченко.

И на третий день не призвано Андрея на допрос. Не призвано и снова... Дальше Андрей сбился со счета, который день «пятый, а который десятый — все смешалось в сплошную кашу, угарный, тяжелый сон, фантастическое марево, в котором не было ни начала, ни конца, марево, зиткане из «валетов в замок» и «валетов в йолочку», Приключений громыхание засовов, воплей где-то и гудения машин, хождение голяком «на оправку», паек хлеба, блощиць, снов сидя, снов лежа, снов на одной ноге, ночных сонных визий реальной действительности, которая превосходила найдикиши визиї, чиреев, бессмысленного смеха, стона и приключений Трех мушкетеров, походеньок Тиля Уленшпигеля... «повєрок», Дон-Кихота... И ожидание, ожидание.

День третий еще был отмечен четко — третьего дня умер Ягельський. Он умер вечером, а умирая, причиной послужил неприятных компликаций, чем и отметил этот вечер особенно.

Первейшая компликация была и, что, умирая, он нуждался в выпрямиться, выпрастывался не было как — потому что умирал он после команды «спать!», когда все улеглись, заняв прочь весь пол до последнего сантиметра. Насупроти Ягельського лежали Узуньян и Азик — между этими двумя приходились ноги Ягельського, что корчились предсмертной судорогой и старались все как можно дальше выпрямиться. Эта компликация потащила целый ряд других. Узуньян и Азик. ужасно бридилися. Особенно долговязый Узуньян. Агонизуючи, Ягельський протягивал ноги, а Узуньян отталкивал их назад, подгибая их своими предлинными клешнями. Снова а Ягельський и снова подгибал его Узуньян. Иногда помогал ему Азик. А вся камера наблюдала это и чему-то совсем не реагировала — будто было всем безразлично.

Андрей что лежал рядом с Ягельським ( потому что Охрименко перешел на место Свистуна), был тем ужасно пораженный, ничего подобный ему еще не приходилось видеть, хотя видел он много разного, удивительного. Он смотрел, как Узуньян и Азик пихали ногами умирающего товарища несчастья (а сдача были до того совсем равнодушные), и в середине ему поднималась буря. Может, потому, что он недавно из «воли» и еще не успел огрубеть и зхамити в исключительно жестоких условиях — в таких условиях потому что все существа загрызают самые себя. Буря в нем нарастала, сдерживал он но ее и обратился к Узуньяна и Азика якнайспокийнише:

- Гало, умереть соседи! Дайте мужчине дорогие спокойно, не троньте его ног.


Оценка пользователями: -1, всего проголосовало: 85

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №76
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 76
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:




On-line:
14 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!