Каталог


Отрывок 71


Этот Георгиани был темой инженер удивление и разных иронических реплик к обеду, во время обеда и после обеда. Его знал Гепнер и разговоров, Н, как одну из видных партийных персон теперь, руководителя какого-то треста, еще и вхожего в руководящие круги НКВД и круга вийськовикив.

На «борщ» был снова обод без картофеля и без капусты, но ужасно насоленный.

Который не буквой большой аппетит в в'язнив даже на такой «борщ», но он был испорчен. Именно как сели обедать, розитнувся бешеный рей где-то за окном, из горишних этажей управления, которое обступало тюрьму с этой стороны был «П» и что его горишни этажи было видно чуточку даже через край железного щита, которым было заграждено окно от мира. Это был истинный рев — услышавши его, все похололи, руки с ложками замерли на пивдорози, рты так и остались разинутыми, приготовившись принимать пищу. Рев был такой оглушительный и такой трагический и преисполненный одчаю, аж не подобный человеческому, что все предыдущие слышанные вопли и стоны удалились Андриєви нереальными, фиктивными, плодом утомленного мизку и только. Кричал кто-то, кого, наверное, раздирали пополам живьем, а круг его лементували какие-то резкие злобные голоса, что-то требуя. Рева то притухал, сходя к собачьему скимлення, то вдруг взрывался снова неистово...

Обод пропал. Имело .у кого хватило силы воли доесть его нормально. Доил его Охрименко, что имел-таки фантастический аппетит, и еще доил Андрей, доведя сам себе, что у него еще крепкие нервы и достаточная сила воли. Азик свой борщ излияние в парашу. шаги, самое сделал пасмурный переизбытку и побледневший Руденко. Красиояружський долго держал миску на коленах, наконец победил себя и выпил борщ быстро навхилки... В коридоре дуднили То брязчали и гремели засовы, каждой минуты могли вызвать каждого на допрос. «Это вот по меня!» — сражался каждый, когда шаги в коридоре приближались к дверям.

А рева наверху, за окном где-то, то утихал, то взрывался снова. Люди слушали его всем естеством. Сидели неподвижно, посматривали один на один блуждающим взглядом и снова переводили его на форточку. зблид Особенно беззаботный Прокуда, он не выдержал, схватился и закрыл форточку. Никто против того не запротестовал...

- Профессор! - обратился Руденко к спокойнее, по возможности Прииходька — давайте «Мадам Бовари»!..

Приходько женщины за предложение, как тонущий чем соломинка, и дрожащим голосом принялся повествовать дальше недоконченную вчера повесть об ином миру, спасаясь бегством прочь в тот иной мир, в историю волшебной схватился — мадам Бовари. А за ним бросились все туда же, как к спасению.


Оценка пользователями: -1, всего проголосовало: 67

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №71
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 71
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:




On-line:
18 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!