Каталог


Отрывок 63


По коридору слышалось большое движение. Это было обычное утреннее движение: «побудка» проверка, уборка, потом раздача хлеба, За каждой этой мерой кричали засовы, брязчали замки и ключи, щелкали кормушки, глухо громыхали двери... чай...

После того как был забран мусор, отворилась кормушка и перед ней стал роздатчик хлеба с огромной корзиной. Сначала роздатчик заглянул в камеру, сосчитал быстрым глазом жителей, а тогда спросил у Ляшенка, который знал свое дело и уже стоял возле кормушки на достойные, «скилько?» — и выдал двадцать восемь паек хлеба, а тогда еще намерил спичечной коробочкой 28 порций сахара. В камере все это распределил уже Ляшенко со своим помощником Какасьяном. Это была клопитна штука. Законная пайка хлеба должна была составлять 600 граммов. Но кто же их взвешивал, эти пайки? Они были порезаны на глаз. Это были частицы стандартной буханки серого, довольно неплохо выпеченного, но с подозрительной мешаниной (например, в середине серой пайки случались ржаные корочки или и белые кусочки, потому что этот хлеб печено специально для в'язнив, используя разные отходы и куски старого черствого хлеба, размочивши и замесив их заново с другим тестом) — хлеба, разрезанного начетверо. Бухарец взвешивал точно два кило и 400 гр., но тот же, кто резал, имел совсем не точный глаз и руку. Через это пайки были далеко не одинаковые а то беспредельно утрудняло их распределение, вызывая тяжелые осложнения, ссоры, а иногда, говорят, и потасовки. В самом деле, п'ятдесять или даже двадцать граммов хлеба, которых браковало в одних пайках а в других было излишком, это достаточное основание для целой войны в камере, между беспредельно виголоднилими людьми. Ба, это достаточное основание для будущих войн и революций во всий государству! И здесь не спасала никакая интеллигенция, никакая терпимость, никакой идеализм или филантропия. Далеби, в борьбе людей за существования все это одвиюється, как полова.

Ляшенко разложил пайки двумя строчками посреди камеры на простланное чье-то полотенце для общего обзора, а все сидели вокруг и, вытягивая шеи, пристально рассматривали те пайки голодными, зажженными глазами. Словно это заседал спецтрибунал, что на специальной сессии имел вот над теми пайками вершить суд. Долго рассматривали узники пайки, склоняя главы то на один, то на второй бок, — потом решили, что от такой вот пайки надо немного отнять, а к такой немного добавить... Отнимание и добавление проделал инженер Ляшенко, удобно оперируя скипочкою, специально для того приспособленной и пристально збериганою в щели за плинтусом. Ему предлагал Охрименко наостренная рукоятка своєїа.алюминиевой ложки, но Ляшенко отказался, потому что когда камеру надзиратель, то ложке не будет ничего, а увидит будет наказано за такую рукоятку тяжело, а за скипочку не будет ничего. После отнимания и добавления началась процедура распределения. Арестантская мудрость в тех случаях, когда надо максимально избежать недоразумений, призывает на помощь фортуну. Так было и теперь. Ляшенко попросил кого-нибудь одвернутися к стены и быть представителем той фортуны, быть Пифией. Такой Пифией назначили быть Васвдьченка-Драшмана. Он покорно одвернувся к стены и, хотя был лицом степенной и всеми поважаною, однако узники некоторые еще проверили, или он не видит После того Ляшенко прикладывал палец к пайке и спрашивал: «К ом в?», а Васильченко отвечал меланхолически:


Оценка пользователями: -1, всего проголосовало: 63

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №63
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 63
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:




On-line:
18 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!