Каталог


Отрывок 61


Андрей смотрит по камере из-под приплюснутых ресниц. Как они крепко спят! Словно те Христу перед ученики распятием их совести, их собственной души. Вдруг некоторая глава тихонечко поднимается и, вытаращивши божевильно глаза и разинув рта, слушает украдкой, тревожно — челюсть ей мелко дрожит, одвисаючи. А потом, примкнувши челюсть и сопнувши спросонку, глава закрывает глаза и вкладывается снова на свое место... Так сделал Васильченко-Драшман. Так сделал через некоторое время инженер Н.

Было вражиння, что это сделала самая глава автоматически, вынырнувши и угарного сна, подчиняясь какой-то жаский рефлексии, из потом снова впирнула в сон...

Андрей лежал долго так. Слушал, как хрипит Ягельський, слушал тишину за оградами, потом гудения собой моторов, гул далекого радио где-то из улиц ночного города... Потом самые каких-то закрылись глаза и закрылось сердце для внешнего мира, и снова к нему пришли братья... Пришлая матушка... Потом пришлая заплаканная Екатерина... Екатерина... Андрей совсем выразительно ощутил, как она, плача, несмело опустилась возле него на колена, положила дрожащую руку на лоб ему и сказала жалобно, тихонечко, с мучением:

Это было воскресенье, а это начались будни. Угоревшая глава трещала спросонок, будто через нее переехал трактор «ХТЗ». Их всех побудил надзиратель энергичным и сердитым стуком в ляду открытой кормушки и зловещим хриплым шепотом:

Мокрые, липкие от пота люди выныривали и не могли вынырнуть с сонного одурения, барахтались в тяжелой атмосфере, как на дне моря, наснажений тухлым смрадом, переизбытком вуглекисню, терпкими испарениями давно не мытого мылом тела, смрадом раздавленных блощиць и аммиачным ароматом параши. Но мало-помалу выныривали... Чухалися беспамятное, а потом, опритомнивши, быстро схватывались на ноги — «повєрка». Закрывши окно, они становились в две шереги, драли встать. неистово по накусанным блощицями местах и ждали... Лежал лишь один Ягельський, не в залоге ногтями Должна была быть утренняя проверка.

Все ждали какого-то МЕЛЬНИКА с надеждой, будто родного отца. Это якобы был дежурный корпуса - — единый человечный со всех, внимательный, который записывал все заявления и, хотя они и не выполнялись никогда, но он их старательно нотував, главное же — на жалобу, которая нет чего курить, он временами давал жменю, а то и пачку махорки! Вот это главное, как также и то, что он всегда приветствовался, зашедши к камеры. Сегодня была якобы его очередь... Но пришел совсем не Мельник, на искренний жаль всем.


Оценка пользователями: 1, всего проголосовало: 57

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №61
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 61
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:




On-line:
18 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!