Каталог


Отрывок 58


А Приходько мало-помалу пленил всех и повив собой. за

Скоро Андрей приставил и не ее вследствие тяжелого переутомления. Нет, не мадам Бовари может сегодня пленить Андриєву душу — слушал, могут пленить лишь покой и одинокость, и этого именно и браковало.

Для Андрея немного было многовато вражинь на один день. Глава ему гудела, а в глаза будто кто понасыпал горячего приску, они были переутомлены к краю, и в то же время сон убегал от них. Где-то была перейдена та граница, на которой был поворот в блаженный, спасательный сон, теперь душа, будто сбившись с дороги, блуждала на окольный путях бессонницы, в горячечном маячинни. как все умащивал то правый, то левый локоть на возрасту параши и клал на руку раскаленную, пустую, бездумную свою голову, стараясь как-то так ее пристроите, чтобы она не обременяла плеч, чтобы ей не было мулько на тех плечах, чтобы как-то прийти в забвение, но прийти в забвение не мог, Он не мог и избавиться досадного вражиння, которое той главе мулько на вязах. Он прислушивался рассказов и « персидских мелодий», трагических намеков, недосказанных слов и таинственных, замаскированных вздохов, прямых жалоб и замаскированное в дерзость отчаяния, насмотрелся на Ягельського и теперь, под монотонное течение истории мадам Бовари, думал:

Если они, эти безобидни обыватели, вот эти старенькие и здебильша совсем нет в чем не виновные пьют люди такую горькую чашу и несут такой тяжелый крест, то что же ждет его — беглеца с каторги видел, что перед ним тяжелый путь. Завтра придет день и пробьет его час... Он уже уловил основную тенденцию этой модерной инквизиции — это обернуть человека в тряпку, животного, у безвольного пса, который скавулить и ползает, готов лизать что угодно, от сапог начиная. Обернуть ее в позорную моральную руину, раздавить и уничтожить то, что называется человеческой душой... А тогда уже выбросить ее на физический мусорник. Так будто выходит со всего, что он слышал и чего не слышал, а вычитал из глаз всех этих людей.

Рассказчик бубонов и бубнил, переповидаючи несравненного Флобера, а люди (здебильша люди с высшим образованием, которое по несколько раз читали это произведение!) слушали с феноменальным интересом, с трогательным увлечением, переживали, волновались, жили радостями и болями каких-то далеких-далеких, выдуманных людей, радостями и болями некоторой, сотвореної Флобером, мадам Бовари. Руденко аж минився на лице, а когда кто-то кашлял или шерехтив, тем препятствуя повествовать и слушать, Руденко метал на него смертоносные молнии из глаз. С не меньшим интересом слушал и доктор Литвинов, а когда Приходько делал троглодит или губил нить сюжета, Литвинов напоминал ему, подсказывал забытые подробности и потом дальше слушал с тем самым интересом. Был восхищенный даже павзу Краснояружський, хотя и взыскивал вражиння исключительно толстошкурого человека. Эти люди хотять убежать с тюрьмы! Убежать от сегодняшнего и от завтрашнего дня к кроткой, к прекрасной, к далекой мадам Бовари, в иной мир, в другое царство — в царство колдуна и характерника, большого художника и эстета Густава Флобера.


Оценка пользователями: 2, всего проголосовало: 62

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №58
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 58
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:




On-line:
14 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!