Каталог


Отрывок 50


После обеда время поплыло жвавише. Особенно, когда изменился надзиратель, о чем новый надзиратель сам привел к известная в'язнив, отворивши кормушку, заглянувши у нее и снова закрывши, — это он принимал «хозяйство», заступая на смену, заглядывал во все камеры. Этот надзиратель был «добрый» в изменился от предыдущего, что был исключительно злой. Добрый же этот надзиратель тем, что якобы не очень цеплялся к заключенным За мелкие нарушения «порядку», как вот смех и разговоры, немного голосниши чем шепот, стояние на ногах и розминання костей и т.п. Как только отличие надзиратель, кто-то начал рассказывать анекдоты. А потом камеру развлекал Карапетьян... Андрей удивился, что эти люди еще могут смеяться, на что достал объяснение:

- Сегодня воскресенье, а значит, исходный день для большого ужаса, потому что сегодня никого не берут на допросы (разве кого не кого там), это раз. Второе — придет завтра и воскресенья уже не будет, потому что понедельник то тезис воскресенье. И, в конце концов, — «пролетариат не имеет чего терять, кроме...» — этот, как известно, гениальный не есть без сомнения основой шибеничного юмора всех возрастов. Итак — «Ловы момент! Когда имеешь возможность посмеяться сегодня, не откладывай на завтра. Смейся сегодня, потому что завтра не дадут, завтра уже может быть поздно». «Еще пока человеку дают, кроме кунди-бунде, борща и каши, она имеет все основания весело смеяться. Когда же ъй сделают « чих-пих», тогда она уже смеяться никак не сможет».

Все эти «афоризмы из арсенала найновишої философии заключенных мыслителей» и еще ряд загонисто подобных язвительно и других высказал Краснояружський, сидя в позе факира, и закончил:

Карапетьян рассказывал вещи, которым не из приравнять никакой анекдот в мире. И где! Что-то подобное могла вытворить лишь такая без подобная, такая неповторимая, такая головокружительная эпоха, в которой они имели счастье жить, а теперь имеют счастье сидеть вот в этой тюрьме и эти все несравненные вещи слушать. Сам Карапетьян — персидский армянин и рассказывал свои истории на персидский порядок, которые в сумме можно бы поставить под один заголовок — «Персидские мелодии» или «Персидские мотивы». Он будто прибыл к этой камере недавно может другой, а в ту еще из другой — так обкружляв за год всю эту тюрьму, еще и тюрьму на Холодной Гори и насмотрелся всего и прислушивался доста, а еще больше пережил сам и имел что рассказывать. Но он рассказывал только «персидские мотивы» — приключения персиянинов и армянин на следствии в этой модерной тюрьме, в «органах революционной законности».

Злые языки, сконденсированные в шепоте Охрименка, который все отголоски тех языков визбирав и вот передавал Андриєви, говорили, что сам Карапетьян «вербовщик» всех тех несчастных армян и языки которые массово идут по всем сферам новейшего ада в ореоли ошеломляющей анекдотической славы. Они, якобы для упрощения дела, идут все по одном шаблону обвинения и методов следствия как персидские шпионы и диверсанты, организованные в единую организацию. Организованные, конечно, произвольно в лаборатории этой « фабрики-кухни», в чем якобы не последнюю роль сыграл этот вот... Но то говорят злые персив, и Охрименко. Тем временем Карапетьян взыскивал вражиння очень порядочного человека, остроумного и острой на язык, лишь безграничного и одчайдухого циника, который достославний армянский юмор привел к виртуозности, насмехаясь сам из себя и своих братьев крови.


Оценка пользователями: -2, всего проголосовало: 39

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №50
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 50
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:




On-line:
15 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!