Каталог


Отрывок 48


Удовлетворение Андриєвої требования было истинным событием, и узники никак не могли опомниться, как это случилось. Вообще здесь никто ничего не просит, а режима, более не требует, потому что никакие заявления и жалобы никогда и никем не берутся в рахубу и остаются «гласом вопиющого в пустыне» и в то же время совсем не «гласом вопиющого в пустыне», потому что отважные получают за это кое-что, а именно — карцер, репрессии ухудшением тем а иногда и битье. А потому никто уже никаких заявлений и жалоб не составляет, и то не только надзирателям или очередным, а и вообще никому в этой «богоспасаємний учреждению». А что уже говорить о требованиях. Кто-то высказал мысль, что и теперь это может еще закончиться неважно для Андрея. Андрей тоже был такой мысли, но махнул рукой — ему, в конце концов, безразлично.

После обеда загремели засови на дверях и все посхоплювалися — «Мыть посуду!» Это все-таки была большая приятность. Даже Ягельський зашевелился. Товарищи ришили взять и его с собой. Забрали миски и ложки, каждый свои, вооружились полотенцами, кто имел, и, покинув душную, потную камеру, черидкою  вышли в коридор и собственной вдоль. Впереди надзиратель с ключами, потом Краснояружський, а за ним вся сдача — черидка голых, кривоногих, худоребрих, заросших волосами, или наоборот, нижношкирих, как грудные дети, ризнокалиберних людей, вооруженных мисками и ложками. Андрей шел в  числе последних, за ним Охрименко вел, почти нос на руках, Ягельського, а тогда Руденко с Азиком несли парашу, замыкая процессию. Двери камеры надзиратель оставил специально настежь. Не для проветривания, а для пошли ориентации, чтобы временами не дать хука, когда будет возвращаться, чтобы быстрее найти нужную камеру среди множества других, подобных, в этом предлинном коридоре.

 Идя мимо ряды герметичное закрытых дверей, Андрей ощущал хоробливу любопытство — что же там, за ними, есть. Знал из прошлого, что в каждом таком коридоре половина камер-одиночок, а половина общих, рассчитанных нормально на 10, а некоторые и на 13 лиц, то_есть камеры, где могло стоять 10 — 13 кроватей и столько же тумб и табуреток. Интересно, сколько же там теперь людей, если в одиночци 28?! Но то все обвитое это Только дорожка была покрыта множеством следов от мокрых босых ног, которые прошли недавно в возвратном направлении, и из этого можно было догадываться, что здесь прошли только что огромные человеческие юрбища, а еще сколько же их пройдет! И тайной. только с одной половины коридора! А еще же вторая половина топчет следы во второй конец, к второй уборной. А еще пять таких, этажей с такой точь-в-точь количеством камер каждый! А еще же погреба!


Оценка пользователями: 0, всего проголосовало: 44

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №48
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 48
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:




On-line:
15 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!