Каталог


Отрывок 37


«Товарищ Нечаева!» Андрей аж осмотрелся. «И ты скажи! Какая знаменитая и фамилия как она его гениально испортила, га!?»

По волне к ним быстро, бухая «могущественно» монументальными кованными блестящими вестибюлях. подошел блестящий в своей новесенький єжовський униформе юноша с бумажкой в руке и, буркнувши: «Давай за мной», повив их пустыми коридорами, бесконечными ступеньками, под гамаками. Он шел впереди, вымахивал бумажкой и бухал сапогами в паркетный пол так, что аж гремело в коридорах и сапогами, Весь тот юноша был обозначен каким-то кричащим разногласием:такая зеленая-зеленисинька молодость и такая, прости. Господи, вплоть до карикатуры доказанная, грозная суровость, набувдюченисть. «Рабочий органов революционной законности! Деятель ВЧК-ОГПУ-НКВД! - так будто аж было на нем написано.

Сошли в самый низ, а потом обогнули виндову клетку и зашли в темный закамарок. Дальше дороги не было, тупик. Лишь была маленькая дырочка в стене, как глаз. Это там двери. Едва заметные двери, оковани железом, с маленьким тюремным «волчком» посредине. Перед теми дверьми они остановились, юноша постучал, волчок шевельнулся и у него вставился глаз, посмотрело, юноша помахал перед тем глазом бумажкой, глаз мигнул и исчезло, волчок закрылся. И никаких результатов. Двери были заперты. «Двери в будущее". Будто двери к новейшему, не библейского рая. По тому боку где-то сидит какой-либо реальный Петр или Григорий с ключами, а по этот бок стоит он с двумя «архангелами". Так чему-то в стране этой народ называет всех рабочих НКВД и милиции — «архангелами"!.. Из скуки Андрей смотрит на гамаки, которые висят вверху над ступеньками, и роняет сам к себе:

Качели, - качели!! — вскипел юноша. - Вот покачаешься ты на ней... трам-тарарам!!

всех, Что же, — согласился Андрей апатично, — если это для - то чего же...

- розсуждають! Ах ты же!.. Еще и розсуждаєш?! Цить!.. - юноша покраснел по самые уши и замахнул кованным сапогом. - Здесь, брат, не Ша!.. Забудь розсуждати!! Замри!! Фашистская ты морда!.. - Он так картинно размахнулся ногой.

И здесь именно отворились со звоном и с них рука простерлась по записку. Юноша представил записку, бормоча: «Здесь не розсуждають! Крышка и покрышка!» двери

По а словах двери отворились широко. За порогом стояло двое дежурных без оружия, лишь один с ключами, тем второй с запиской в руках.


Оценка пользователями: 0, всего проголосовало: 99

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №37
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 37
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:




On-line:
17 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!