Каталог


Отрывок 31


Ба, эти ступеньки знакомые Андриєви, очень знакомые — ступеньки управления вот фабрики-кухни». Лишь « такая неприятная новость:

Прочь по всем ступенькам, над всеми пролетами между ними в грубые, цирковые сети. Всюду цирковые сети! Под кожей пробегает легенький неприятный холодок. Андрей угадывает, что это значит, для чего эти сети... Не для цирковых развлечений, в самом деле, их развешено и еще так густо! А то, что сети висят, и еще так густо, в самом управлении, где когда-то ходила лишь свободная публика, — это особенно смущает. Кроме сетей бросаются висят глаза проволочные решета на всех окнах... Ну и ну! Андриєви эта декорация то понравилась Однако он не оценил ее надлежащим образом, потому что не знал ничего еще.

Сошли на третий сверх, постояли яз ступеньках, потом походили в коридоре. Рыбак адоторсав несколько дверей — все запертые. Андрей видел, что его начальник беспомощный и не знает, что делать. Всюду пусто, пустынно: пустые вестибюли, пустые ступеньки, остановленный лифт, пустые коридоры. Андрей вспомнил, что сегодня воскресенье, итак, выходило, что хоть в этот день работают все заводы и фабрики, здесь это исходный день, никто работает. Поникавши по коридору, они посидели на лаве. Потом перешли во второй коридор, снова посидели на каком-то топчане. Рыбак поторсав еще несколько дверей, не

Мимо прошел юноша в єжовський униформе, он бег с какими-то бумагами в руке пустым коридором. Рыбак перехватил его и, одвивши набок, что-то спрашивал, разводил руками, что-то товкмачив. Юноша сказал «так» и пошел себе. Снова потащились скучные для Рыбак, бесконечные минуты ожидания. Рыбак Это волновался заметно, хотя не подавал знака, упрямо ждал, чем кончится то «так», сказанное стройным юношей в єжовський униформе, — это «так» было, как соломинка, за которую держался Рыбак, боючись потерять в пустоте. Андриєви уже было жаль мешковатого этого простака в начальствующем мундире, флегматичного этого товстюха с таким милым полтавским акцентом, который топтался так беспомощно в пустом животе найгризнишої в мире учреждения. Он знал, что встань он — Андрей — и пойди себе прочь, этот товстюх ничего с ним не сделает. И другим вместе, при другому настроения он именно так и сделал бы, даже не остановился бы перед явной бессмыслицей такого поступка, потому что из этого дома нет выхода — всюду, на всех дверях стоит стража, — но он поиграл бы с судьбой в жмурки, используя хоть бы один-единый шанс. Но сейчас то даже не приходило в главу. Во-первых потому, что не привык подставлять за себя чужие главы, скажем, вот Рибалкову. Во-вторых — он был разоружен всем, что произошло, тяжело придавленный, разбитый прочь к фону и потому сидел понуро и смотрел перед собой. И, в конце концов, еще одно сдерживало его от любого сумасшедшего поступка, это явным образом идиотическая, коварная, но назойливая искорка надежды, что все может кончиться счастливо, ничем. Подержат, пострахають и, не мавши никаких материалов против него, пустят. Это была явным образом идиотическая, бессмысленная мысль. Андрей гнал ее прочь из всей силы, плохо она лезла. И это было плохим симптомом. Значит, он внутренне, подсознательно признает всю безысходность и трагизм своей ситуации, и именно поэтому мысль где-то бьется, как птичка, в слепом метании, надеясь на какое-то там причудливое счастье, на которую дырку. прел, неважно, и это не в его вкусе.


Оценка пользователями: 0, всего проголосовало: 71

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №31
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 31
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
На правах рекламы:




On-line:
15 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!