Каталог


Отрывок 123


  Нечаева прочитала письма, постояла, прищурилась и а закусила губу. А тогда подошла к столу и положила письма перед Сергеевым, чему-то положивши, смотрела сбоку на Сергеева пристально и в то же время незаметно, закуривая папиросу.

Сергеев прочитал, как-то глупо подвел и брови положил письмо под пресс-папье.

Тогда Андрей вспомнил, что адреса, не написал адреса. И здесь же молниевая мысль — «Это хорошо, что ты не написал адреса, будешь иметь возможность проверить, или она всерьез согласна переслать письма, или это лишь шутка. Если похопиться самая и обратит внимание на недостаток он значит...

- Мда-А... - протащила Нечаева, думая чем-то другое. - Но вы не написали адреса. Какой адрес вашей матери? о

Андрей сказал и «Пойдет, обрадовался: значит, пойдет!»

Нечаева взяла письма из-под пресс-папье и на нем дописала адресу. И его на столе. Сергеев взял аркушика и снова положил его под пресс-папье. положила

Андриєва вера в то, что письмо пойдет, закачалась, наблюдая, как письмо странствует из-под пресс-папье тому пресс-папье. Значит, что он подчинен двум волям здесь, женской и мужський. И от того, которая из них возьмет гору в этом соревновании, будет зависеть его участие. К под же, волновая прихоть женщины, которая проснулась в фурии, есть лишь волновая прихоть.

В комнату вошла еще одна женщина. Повторилась процедура, что и тем: перед «Встать! Женщина!»

Это была буйно женщина. Андрей этой не знал. Лет тридцати, печка, сладострастная, с чрезвычайным бюстом и дородными бедрами, которые ходили волнами, другая накрашенная. Она остановилась перед Андреем, ввзявшись руками в бока и куря папиросу, и довольно хищно, бесстыдно и дерзко осматривала его. Будто приценяясь к быку и изучая его на предмет племенной способности. По оглядинах сделала довольно похабну завнимание, взяв за объект остроты Андриєви подранные и окровавленные штаны, тем вызвав смех мужчин.

По этой реплици Андрей ее узнал. Это же о ней он столько слышал в камере, ее имя упоминалось всегда в паре с именем Нечаевой, полом имя второй знаменитой женщины в НКВД. А знаменитая она была будто тем, что, ведя следствие при помощи мужчин, всегда потешалась над половыми органами своих жертв. Она била доской по определенным местам, прижимала их каблучком, а то и дверьми, заголялась и садилась беспомощной жертве на лицо и вообще вырабатывала несветские вещи. Объектом ее «следствия» большей частью были армяне, ее же жертвой был и Ягельський будто. После жутких кровавых сцен разожженная эта самка устраивала со следователями оргии в тех же комнатах с окровавленным как после того, как жертву извлекали прочь. И называлась она «товаришка Клава». Так, вот Сергеев назвал ее этим именем. И была она будто морфинистка. Во всяком случае это была женщина сексуально извращенная, чтобы это постичь не надо быть аж таким пыльным. Глаза и уста ее были достаточно красноречивыми. Те глаза и уста, надмиру живые бедра, выпуклые груди и розовые, перенаснажени кровью щеки оформляли собой не що другое, как баллон колоссальной сексуальной энергии.


Оценка пользователями: -2, всего проголосовало: 94

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №123
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 123
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:




On-line:
16 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!