Каталог


Отрывок 107


- Вам пива? Вина? Крем-соды? Или?... на заграсувала девушка к следственному нежным, грудным голосочком, как голубка, бросив искоса едва уловимый взгляд — Андрея.

Следователь взял бутылку пива и бутерброд. Пошутил что-то с девушкой, наговорил каких-то неприличных ерунд шепотом. Девушка, зардевшись, вышла. Прошла грацийно со своим блюдом мимо Андрея.

- Гм... Гм... — замямлил следователь, запихиваясь бутербродом и посматривая то, Андрея: — Вот это и было на что ты потерял... Но от тебя зависит его возвратить.

- Ну?.. - спросил следователь, кончивши есть коня, погружаясь в бумаги. Нукнув, будто на и напоминая тем «ну», что

Андриєви «исповедь". что-то говорить, надо «чистосердечно» начинать надо

Неизвестно было, как долго которая длиться то листання бумаг и выжидания, лишь известно было, что некоторой минуты все это может кончиться и тогда... Правду сказать, в сердце тлела искра надежды, может «тогда» все будет хорошо, все выяснится, и его выпустят, освободят. Авжеж. На то вскидывается. И следователя ему дали, в конце концов, которого мальчишки, да и тот только страшит и грозится, и то как-то вяло, несерьезно. Упражняется в умных разговорах.

Но эти мысли были явным и неуместными образом бессмысленными, и Андрей отвергнул их. Неизвестное оставалось неизвестным и тревожным. Ожидания кончится и тогда...

Интересно, что же придет тогда? Старался угадать, что же придет за решил прелюдией, и приспособиться как-то заранее. В каждом случае, он одно этой твердо — в и н  н е д и р  к а  в и д  б у б л и к а! - и в этом все в этой цитадели « пролетарского правосудия» должны убедиться.

В комнате спокойно и тихо, но нервы все больше наструнчуються. А из души поднимается протест. Не против той дикой комедии, которую с ним хотят здесь разыграть и уже разыгрывают, а против провокации, против того, на что намекнул следователь, говоря об « авторитетных людей". Он ощущал, что именно здесь может быть нанесенная ему тягчайшее поражение, которое может сломить его волю, — это покушение на его веру в то, что более всего ценил всю свою жизнь и за что держался душой, как за спасательный круг. Веру у людей, и не вообще у людей, а веру у своих братьев. Кто-то внутри, несмотря на всю очевидность факта, одчайдушно и беспомощно протестовал. Кто-то тот, кто научился безоглядно верить и любить, панически боючись черного пропасти, в которую может вдруг сорваться столе, полететь, когда ту веру потеряет. Глаза смотрели на зеленую течку там, на и а сердце протестовало. Он врет, этот следователь! Это неправда! И именно неправда потому, что это он — следователь — о том говорит. Знал, что следственным вообще нельзя верить ни на йоту. Это еще неизвестно, которую именно цель он преследует, на что именно он охотится. Может, он в самый раз и охотится на то, чтобы сломать мощнейшую пружину его души. Он говорит, что им все известно. Может, им известно и то, что собой представляет Андриєва душа и на чем она держится?


Оценка пользователями: -2, всего проголосовало: 76

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №107
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 107
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:




On-line:
16 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!