Каталог


Отрывок 1


вниманию Предлагаемый читателей роман «Сад Гетсиманський» принадлежит стираю Ивана Багряного — писателя, имело знаемого у нас, но широко известного сред украинской эмиграции.

Иван Багряный (1907 — 1963) испытал был репрессий в 30-те годы, прошел все круги ада, как потом и герои его романа. 1945 года вынужденный сталинских эмигрировать со СССР. В ФРГ были написаны романы «Сад Гетсиманський», «Огненный круг», «Тигроловы», многочисленные поэзии, пьесы. «Сад Гетсиманський» — один из первых произведений мировой литературы, которая разоблачает преступную суть сталинщини. События происходят на Украине.

В сохранена переиздании особенности языково-стилистической манеры автора.

Все фамилии в этой книге, как это фамилии всех без исключения обрисованных здесь работников НКВД и тюремной администрации, а также все ( узников фамилии за исключением лишь нескольких измененных), — есть правдивые.

«Отчее мой! Когда эта!..» пусть мимо идет от меня чаша можно,

Еще он говорил, когда сие Юда, один из двенадцати, приходит, а с ним много народа взяли мечами и дрекольями от архиереев и старших людских... Да и с его…

Быстро бегут поезда степями, быстро плывут корабли морями, еще быстрее летят самолеты под небами, и найшвидше летит материнское сердце. Через горы високиї, через воды глибокиї, через края чужие неисхоженные прибывают, оно ласточкой, за сыновьями искать, их выглядя, да и — поворачивается назад измученное, — нет. Края неисхоженные, города незчислими, горы непроглядные, чужбина чужая, неприветливая, — не найти там матери сыновей своих. Напрасно бросается бедное материнское сердце. Нет. А они, сыны, или живые, а или, может, их и нет, — ни вестей не подают, ни самые не мчится ни поездами, ни кораблями, ни теми самолетами.

Умирая, старый Чумак, старый кузнец, приказал был всех синив своих к себе мерщий згукати, телеграмму ударить, чтобы мерщий спешили, пока еще он живой. Хотел перед смертью само завещание им родительский дать. Особенно те три, потому что по четвертый и нужно где-то исчез, в том Сибири, на той холодной где-то каторге. и и четвертого звали, лишь телеграмму не били, а так, сердцем звали; потому что пути ему заказаны, тропы заграждены, крыла зборкани и адресу — разве сам ветер знает. Ударили телеграмму — А ждал Чумак. И долго не хотел умирать...

теперь вот сердцем иметь — старая Чумачиха, а самая сидит неподвижно. Сидит тихая, задуманная, сжимает руками маленькая бумажка. Бросается


Оценка пользователями: 2, всего проголосовало: 32

Выставить оценку:
-2 -1 0 +1 +2



Читать фрагменты по теме отрывку №1
Оставить фрагмент своего произведения по теме отрывка: 1
Цитирование
Версия для печати


Рекомендуем почитать:


Cделать стартовой Добавить в избранное
Наши партнеры:


На правах рекламы:




On-line:
17 человек на сайте
Все права защищены!!! Использование ссылки при копировании материалов - обязательное!